Фанфики о пиратах

"Flag of Edward England" by WarX, edited by Manuel Strehl - Own work. Licensed under CC BY-SA 3.0 via Commons - https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Flag_of_Edward_England.svg#/media/File:Flag_of_Edward_England.svg

Капитан галеона “Рассвет” Натаниэль Хаук сидел на борту корабля, провожая флегматичным взглядом багровый диск солнца, медленно погружающийся в сонное море.

— Кэп, вы в порядке? – тихо спросил старпом Френсис.

Френсис прибился к команде пару месяцев назад, когда власти Фале де Флер всерьёз заинтересовались его финансовыми махинациями. Ему пришлось покинуть город на одном из торговых кораблей. По воле случая, этот корабль был атакован “Рассветом”. Команда торговцев была разбита, однако Френсис так отчаянно боролся за собственную жизнь (четыре матёрых пирата, пытавшихся выбить у него саблю, были досрочно отправлены к морскому дьяволу), что Натаниэль проникся к нему искренним уважением и сумел убедить бойца продолжить плавание под “Весёлым Роджером”.

— Вы недовольны последним набегом? – поинтересовался старпом.

— Ребята хорошо поработали, — пробормотал Хаук, — теперь у нас есть деньги и на починку корабля, и на выплату жалования команде, да и ещё останется.

Френсис пожал плечами и спустился в каюту, откуда доносились не вполне цензурные, но очень весёлые песни.

Капитан провёл рукой по шершавой доске перил и посмотрел на звёздное небо.

С тех пор, как Натаниэль и его подружка уничтожили легендарную “Чёрную Жемчужину” с помощью артефакта инков, в жизни капитана не происходило подобных ярких событий. Конечно, эта победа здорово подняла его авторитет, что помогло ему набрать отличную команду, но с недавних пор жизнь Хаука всё больше казалась ему чередой серых дней, мало отличающихся друг от друга. Ему быстро наскучили однообразные набеги, но он ничего не говорил членам команды – парни сочли бы это проявлением слабости.

— Да что с тобой такое, парень? – прошептал Натаниэль.

Море полностью поглотило дневное светило, и Хаук спустился в свою каюту.
Через минуту дверь каюты, в которой пираты праздновали победы, приоткрылась и оттуда высунулась чья-то вихрастая голова. Окинув нетрезвым взглядом палубу, голова прокричала “Айда на воздух!!!” и головорезы дружно высыпали наверх.

Солнечный луч, щекотавший глаза Хаука, заставил-таки его подняться, дважды зевнуть и одеться. Капитан ещё раз взглянул в иллюминатор и вышел из каюты.

— Ма-а-а-ть…

То, что предстало перед его взором, заставило Хаука замереть на месте. Палуба представляла собой натуральное средневековое поле брани: весь дощатый пол был усыпан телами пиратов, а в воздухе, несмотря на свежий ветерок, витал мощнейший запах винных паров. Когда Натаниэль попытался подняться на мостик, он споткнулся обо что-то мягкое. “Мягкое” не заставило себя ждать и сквозь крепкий здоровый сон пообещало потом поймать и вместе с друзьями отделать так, что мама не узнает. Хаук не придал этому особого значения – его взгляд внимательно изучал паруса.

Купленные всего неделю назад белоснежные хлопковые паруса были исписаны редкостной похабщиной. Апофеозом явилась надпись на самом верхнем парусе: “Здесь был Дж…”. Сразу под парусом, запутавшись ногой в крепёжном канате, висел вниз головой Джон Уоттерс, корабельный повар. Всерьёз испугавшись за здоровье повара, Хаук проворно забрался наверх и из гуманистических соображений перерезал канат. Тело со свистом ухнуло вниз. Капитан спустился и встал около подающего признаки жизни кока.

— Уоттерс, какого чёрта?!!

Левый глаз кока медленно приоткрылся и сфокусировался на Хауке. Лицо повара расплылось в улыбке:
— Люсия, ты всё-таки пришла…пойдём, старина Джон покажет тебе кухню… — Уоттерс попытался встать на ноги, но наступил в лужу разлитого рома. Хороший удар о стоящую рядом пушку выключил сознание любвеобильного кашевара.

Потратив около двух часов, Натаниэлю удалось привести в чувство треть команды. Остальные были аккуратно уложены в общей каюте.

— Капитан, простите, у вас не будет водички попить? – начал было шатающийся штурман, но, нарвавшись на весьма выразительный взгляд, забыл о своей жажде. Хаук смилостивился, обнял беднягу за плечо и подвёл к борту:

— Cмотри, Джозеф, — кэп указал на поверхность моря, — Что ты видишь?

Штурман с огромным трудом проморгался и вперил взгляд в воду. Неожиданно он вскрикнул:

— Кэп, там рыбки! Там жёлтые рыбки, и их очень много!

Брови Хаука удивлённо взлетели вверх, и он уставился сначала на штурмана, затем на море. Не обнаружив в прозрачной воде ничего похожего на рыбок, тем более жёлтых, Натаниэль сделал правильный вывод о состоянии Джозефа, и тот пополнил когорту отдыхающих в общей каюте.

— Значит, так, — начал капитан, собрав вокруг себя способных прямо стоять и трезво мыслить, — Благодаря вашим вчерашним выходкам, — кэп указал на паруса, — любой встреченный нами торговый корабль мы возьмём без боя: команда помрёт со смеху, увидев наши паруса. Запасных у нас нет, поэтому плывём до Тортуги, идём на верфь, покупаем паруса и сразу на корабль.

Заметив оживление среди матросов и услышав благоговейный шёпот: “Тортуга, парни, Тортуга!!!”, Хаук злорадно улыбнулся и добавил:

— Да, кстати, поход в таверну и тому подобное – верный способ вылететь из команды. На верфь – и обратно. Всем всё ясно?
На палубе раздалось на редкость жизнерадостное “Угу” и члены команды занялись своими обязанностями.

Пришвартовавшись у причала, Хаук отправил часть команды на верфь, а сам по обыкновению пошёл оплачивать стоянку корабля.

Навстречу ему уже бежал низенький толстый человечек.

— Приветствую вас на Тортуге, капитан. С вас 25 монет.

— Какого чёрта?!! В последний раз это стоило 5 монет, — негодованию Натаниэля не было предела, — На Тортуге гражданская война и вы повысили налоги? Или тебе просто мало, старый пройдоха?!!

— Капитан, на этой неделе в городе много уважаемых людей, и…
— Ах, вот, значит.…А капитан Натаниэль Хаук уже не относится к числу известных и уважаемых людей, да? – вскипел Хаук.
— Нет, что вы, дело вовсе не в вас…
— Тогда в чём же дело?!!
— Капитан, ваши паруса…

Хаук оглянулся на свой корабль: в этот момент по причалу гуляла маленькая девочка со своей степенной мамой. Мама смотрела строго перед собой, а вот девочку явно заинтересовало буйство красок на парусах. Натаниэль поблагодарил Бога за то, что девочка не умеет читать, но любопытное создание уже дергало маму за рукав и что-то спрашивало о нарисованном на парусе предмете. Мама резко покраснела и решительно направилась к говорящим.

— Вот чёрт… — вырвалось у Хаука.

— Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?!! – вместо приветствия начала дама.

Хаук уже открыл рот, чтобы сказать дамочке, что не надо шляться по портам и разглядывать корабли, но расторопный начальник порта шепнул капитану, что это не кто иная, как жена губернатора. С дочкой.

— Э-э-э, видите ли, — замялся Хаук, — мы — пираты, а это…это…а это кость с нашего флага. Да, точно, это кость!
— Кость? – недоверчиво прищурилась жена губернатора.
— Ага. Ну, знаете ли, “Весёлый Роджер”, череп, кости…
— Вот видишь, доченька, — даму явно устроило подобное объяснение, — это кость. С флага.

Когда парочка удалилась, Хаук облегчённо вздохнул, но тут удар нанёс начальник порта.
— 25 монет, плюс 30 монет за нарушение общественного порядка, итого – 55 монет. Капитан?
“Плюс 50 монет за избиение начальника порта” – пронеслось в голове у Хаука.

Только наличие неподалёку вооружённой стражи городских ворот уберегло начальника порта от получения травм, несовместимых с жизнью. Натаниэль чертыхнулся, отсчитал скряге 55 монет и направился к верфи.

Часть 2

— Мда, сплавал за парусами, — угрюмо пробормотал Хаук, взвешивая на ладони кошелёк. – Жалование им, что ли, понизить…

Натаниэль твёрдым шагом приближался к верфи, но, когда он проходил мимо таверны, дверь с грохотом распахнулась, оттуда с диким воплем вылетел один из членов команды и сбил капитана с ног.

-…Джек, а ведь я предупреждал насчёт походов в таверну, — буркнул Хаук, отряхиваясь.

— Кэп, они первые начали, правда! Мы с Пабло шли на верфь, — начал оправдываться пират. – Мы храбро сражались…

— Да-да, молодцы. Всех побили, или там кто живой остался? Пабло ещё там?

Дверь снова распахнулась. На этот раз в проёме показался человек, отчаянно упирающийся вытянутыми руками в косяк.

— Кэп, смотрите! Они меня не выкинут! Хорошо, что эти амбалы не знают, что я боюсь щекотки…ой…

Один из вышибал шумно почесал затылок, пожал плечами и с силой ткнул Пабло двумя пальцами под рёбра. Тот глупо хихикнул и тут же пропахал носом ступеньки.

— Могу я узнать, какого дьявола вы забыли в таверне?!! – взорвался Натаниэль.

Джек потупил взор и украдкой поглядывал на капитана, а Пабло начал расстроенно ковыряться в разбитом носу.

— Ну что за команда, — пробормотал Хаук, с омерзением глядя на начинающего анатома. – Так, идёте на верфь, понятно, НА ВЕРФЬ, и ждёте меня там. Ясно?

— Хорошо, кэп. – Пираты, поддерживая друг друга, поплелись по направлению к верфи.

Натаниэль вошёл в таверну, сел за свободный стол и принялся изучать посетителей.

Как обычно, в таверне было много народу. Большинство из посетителей – пираты, желающие наняться на службу. Хаук поблагодарил Бога за то, что его команда в полном составе и не придётся набирать этот сброд. Остальные – офицеры, контрабандисты, готовые привезти что угодно, и просто странники.

За столиком у лестницы на второй этаж сидел старый одноглазый пират и лениво ковырялся в том, что здесь называли “фирменным блюдом”. За соседним столом человек с на редкость усталым взглядом пытался научить говорить своего попугая. Судя по измученному виду последнего, ему это очень не нравилось.

— Ну, птичка, скажи: ”Пи-аст-ры”! – взмолился хозяин.
— Кааар…
— Тупая птица! – в сердцах произнёс хозяин и встал из-за стола. – Господа! Кому нужен попугай? Всего лишь 5 монет, господа!

На посетителей подобная реклама впечатления не произвела, но Хаук подошёл поближе.

— Слушай, а зачем ты его продаёшь? Хорошая пташка. Красивая, — Хаук почесал попугаю голову, птица блаженно зажмурилась.
— Красивая, — не стал спорить хозяин.
— Зелёная, — продолжил Хаук.
— Ага, — согласился любитель животных.
— Так чего продаёшь-то? – поинтересовался капитан.
— Сударь, простите, как вас..?
— Натаниэль Хаук.
— Рауль Крист. Так вот, Натаниэль, — Крист доверительно наклонился к собеседнику и прошептал в самое ухо, — Она тупая.
— Так, ясно. 5 монет? – Хаук протянул деньги.
— Она твоя, приятель! – радостно воскликнул Рауль.

Убрав монеты, он подсел поближе к стойке и заказал выпивку. Хаук сел на его место, его взгляд упал на парня, сидящего за столиком в углу. Тот был довольно просто одет, смотрел на попугая и ехидно улыбался. Хаук пожал плечами и перевёл взгляд на птицу.

— Ну, что скажешь?
— Каар…
— Гениально, — вздохнул капитан. – Это значит “да”?
— Каар…
— У вас свободно?

Хаук удивлённо поднял глаза: перед ним стоял тот парень и продолжал довольно улыбаться.

— Подкрался незаметно… — недовольно произнёс Натаниэль. – Садись. Только птицу не пугай, понял? Нервная она.

Попугай в подтверждение этих слов хрипло каркнул и справил нужду. Прямо на стол.
— Дьявол! Я ж сказал, не пугай!!!
— А я — то тут при чём? – справедливо возмутился парень.
— А, ладно. Он прав, – заметил Хаук.
— Кто?
— Да вот он, — Хаук указал взглядом на пьющего за его счёт Рауля. – Птица и вправду тупая.
— Зря вы так, — укоризненно сказал парень. – По-моему, вполне смышленое создание.
— Да? – искренне удивился Натаниэль, пытаясь рассмотреть в птичьих глазах хотя бы зачатки разума.
— Не, ну правда. Я докажу, если дадите мне одну монету…
— Ага, сейчас. А ещё компас, подзорную трубу, корабль, да?!!!
— Это не для меня, — обиженно заявил парень. – Это для старого пирата… — он указал на старика.
Хаук посмотрел на одноглазого: тот, ковыряясь в еде, погнул вилку и непонимающе смотрел на торчащие в разные стороны зубья.

— Да, такому грех не помочь, — нехотя согласился Хаук и протянул парню монету.

Тот подошёл к одноглазому и предложил обменять остатки еды на монету. Старик, проверив подлинность дублона, довольно улыбнулся и встал из-за стола, смахнув рукавом выпавшие зубы.

Парень вернулся на место, поставил тарелку перед собой, вылил туда стакан воды и принялся всё это размешивать.

Хаук наблюдал молча, затем не выдержал и поинтересовался:
— Я вот думаю, кто умнее – ты или птица?..

Парень обиженно хмыкнул.

— Поставьте птицу на середину стола.

Хаук сменил дислокацию пташки и нетерпеливо спросил:
— Ну и?..
— Смотрите.

Юноша осторожно поднял наполненную тарелку прямо над птицей и резко перевернул вверх дном. Адское месиво накрыло попугая с головой. Птица в ужасе замерла, затем медленно открыла один глаз, капитану показалось, что пташка набрала воздуху в грудь, после чего попугай выдал такую тираду, что все посетители замолчали и удивлённо посмотрели на их столик.

— Даже я так не умею…- потрясённо выдавил Хаук.
— Он…он говорит! – Крист удивился не меньше капитана.
— Я ж говорил, умная птичка, — улыбнулся парень.
— Ну да, — согласился Хаук. – Слушай, а тебя как зовут-то?
— Сэл. Сэл де Орте.
— Знакомая фамилия…- наморщил лоб капитан.
— Я раньше был дипломатом на Дувезене, — сообщил Сэл.
— Точно! А чего уехал? Хороший город.
— Вскрылись мои связи с контрабандистами, — де Орте поморщился, — и мне предложили уйти самому.
— А на корабле работать можешь? – лениво поинтересовался Натаниэль.
— Могу попробовать, — ответил Сэл и покосился на попугая. Тот злобно сверкал глазами. – Его тоже берём?
— Ну да. С ним весело. Птица, к ноге…гм…на плечо.

Попугай взмахнул крыльями, забрызгав липким месивом сидящих рядом, и грациозно приземлился на плечо Хаука.

— Чё-то запах тут странный, — Хаук огляделся по сторонам.
— Кэп, — де Орте выразительно посмотрел на попугая. – Вы бы его помыли…
— Верно. Трактирщик, графин воды!

Устроив птичке холодный душ, Хаук и де Орте вышли из таверны.

Часть 3

— Давно ты покинул Дувезен?

Хаук и де Орте стояли у входа в таверну, ожидая, пока соберётся вся команда. Натаниэль время от времени передёргивал плечами, так как попугаю несказанно нравилось искать что-то в его волосах, а Сэл сидел на ступенях, вырезая на старых досках замысловатые каракули.

— Около месяца назад, — откликнулся он, — парочку моих знакомых контрабандистов всё-таки накрыли власти. Губернатору Дувезена показалось странным, что всё это время они так легко проворачивали свои дела у него под носом, солдаты слегка их припугнули и ребята честно признались, что им помогал дипломат.

— Можно подумать, на Дувезене один дипломат, — хмыкнул Хаук и тут же едва слышно застонал: попугай вырвал у него достаточно большой клок волос.

— Кажется, он собирается свить гнездо, кэп, — улыбнулся де Орте.

— Ещё пара таких попыток, и это гнездо станет последним, что он увидит, — пробурчал Натаниэль и провёл рукой по волосам. – Пригнись!

Сэл инстинктивно сжался, над его головой пролетел кто-то из недавних посетителей таверны. Кувыркнувшись пару раз, забулдыга кое-как поднялся и начал отряхиваться. Из таверны, задев де Орте, вышел человек в белой сорочке, залитой чем-то, напоминающим ром, и направился к завсегдатаю, который едва стоял на ногах. Остановившись в паре шагов от него, мужчина достал шпагу и приставил её к шее противника, медленно покачивая лезвие в такт движениям нетрезвого тела. Поправив шляпу, теперь почти окончательно скрывшую его лицо от Хаука и де Орте, он произнёс:

— Ты испортил мою одежду. Не думаю, что у тебя хватит денег расплатиться.

— Эй, он же безоружен, — подал голос Хаук.
— Он пьян, — добавил Сэл. – Более того, он чертовски пьян.

— Но он испортил мою сорочку, — не оборачиваясь, произнёс незнакомец. Теперь он умрёт.

Забулдыга звонко икнул и медленно повалился на землю, подняв облачко пыли.

— Как же я их ненавижу, — пробормотал мужчина и убрал шпагу. – Каждый божий день…они никогда не меняются. Никогда.

— Никогда не меняются… — пробормотал Сэл и нахмурился, словно пытаясь что-то вспомнить… — Ле Гран?

Незнакомец обернулся и посмотрел на сидящего на лестнице де Орте.

— Сэл? Чёрт, это и вправду ты! Какого чёрта ты здесь забыл, друг? – тот, кого Сэл назвал ле Граном, шагнул к нему, стремясь обнять старого друга, но де Орте остановил его жестом.

— Друг? – Сэл скривился. – Не смеши меня. Вы предали меня. Из-за вас я потерял пост дипломата. Кстати, очень даже неплохой пост. Когда мы договаривались о сотрудничестве, вы обещали, что, даже если вас поймают, вы не расскажете о связи со мной, — ле Гран хотел что-то сказать, но Сэл снова остановил его и поднялся, начав медленно расхаживать вокруг собеседника. – И что же случилось потом? Одним прекрасным утром я вышел из своего дома на Дувезене, ко мне подбежал мой друг из городской охраны, и знаешь, что он сказал мне?

Ле Гран непонимающе уставился на Сэла, Хаук с интересом переводил взгляд с одного на другого, ласково зажав клюв попугаю, который, похоже, поставил своей целью вырвать у Натаниэля все волосы.

— Он сказал мне, — де Орте остановился и посмотрел на ле Грана, — что один из твоих людей рассказал губернатору о том, что мы сотрудничаем на протяжении последних двух месяцев, что я помогал твоим людям улаживать проблемы с властями и прикрывал их. И теперь, если меня поймают, я разделю судьбу контрабандистов. Мне пришлось покинуть остров на первом попавшемся корабле, мой чудный дом отдали местному ростовщику, который ненавидел меня…впрочем, как и я его. И теперь я здесь. Снова как человек без имени и без дома. Так что, не называй меня другом, — Сэл прищурился, — предатель.

Ле Гран побагровел, резко выхватил шпагу и приставил лезвие к щеке де Орте.

— Ты не смеешь называть меня предателем! Ты не знаешь всего, что случилось! Ты… — ле Гран осёкся, услышав характерный щелчок над правым ухом.

— Настойчиво рекомендую опустить шпагу, иначе сорочка будет забрызгана не только ромом, — Хаук понизил голос, — Впрочем, тебе уже будет всё равно.

Прикосновение холодного ствола к виску вывело ле Грана из оцепенения, он убрал шпагу и сделал шаг назад.

— Ты должен выслушать меня, — произнёс он, не сводя глаз с де Орте.

— Минутку, — вмешался Натаниэль, — Сэл, раз я только что чуть не вынес этому господину мозги, может быть, ты представишь нас друг другу?

— Конечно, — де Орте вздохнул, — Натаниэль, это Джеймс ле Гран, лидер одной из групп контрабандистов и человек, которого я раньше считал другом, — ле Гран фыркнул, де Орте повернулся к нему и продолжил, — Джеймс, это Натаниэль Хаук, капитан галеона «Рассвет».

Джеймс вопросительно посмотрел на де Орте, тот равнодушно пожал плечами, и ле Гран заговорил.

— В тот день, когда солдаты накрыли нас в тайнике, они вынесли всё, что там было, и арестовали всех моих людей. Мне удалось скрыться, хоть моя свобода и стоила жизни двум моим людям. Позже одного из наших отпустили из-за личной симпатии губернатора, — заметив удивление на лице де Орте, Джеймс отмахнулся, — долгая история, потом. И вот то, что я узнал от него.
Всем тем, кому удалось выжить, теперь вряд ли удастся выбраться из тюрьмы, но есть новости и похуже. Я уже сказал, что солдаты вынесли из нашего тайника всё. Там был и тот маленький сундук с золотыми статуэтками, украденными у губернатора. Дело в том, что начальник охраны оставил его себе и доложил губернатору, что сундук теперь находится у беглого дипломата, у некоего Сэла де Орте.

Де Орте задумчиво провёл пальцем по лезвию одного из своих небольших ножей.

— И ещё, — ле Гран помолчал, затем произнёс, — я не выдавал тебя.
Сэл посмотрел на Джеймса, кивнул и пробормотал:
— Всё в порядке.

— Какие теперь планы, Сэл? – поинтересовался Хаук, вглядываясь в лица прохожих, безуспешно пытаясь найти хоть кого-нибудь из команды.
— Пока я всё ещё член экипажа твоего корабля, — улыбнулся де Орте, — ты капитан, куда скажешь, туда и поплывём.
— А как же эта история? Теперь за тобой могут охотиться солдаты Дувезена.
— Думаю, уже охотятся, — ухмыльнулся Джеймс. – Вы не против, если я поплыву с вами? Мне теперь тоже нечего терять.
— Только если ты понравишься моему попугаю, — строго предупредил Хаук.
Де Орте не выдержал и расхохотался.

— Кэп, а ведь никто из команды так и не подошёл, — вспомнил Сэл.
— Кажется, я знаю, где они, — произнёс Хаук, не отводя взгляда от здания верфи, вокруг которого начали собираться люди.

Часть 4

По дороге к зданию верфи Сэл купил у уличного торговца шляпу, сославшись на жару и боязнь получить солнечный удар. Джеймс обеспокоено смотрел на собравшуюся у верфи толпу.

— Интересно, что тут такое? – пробормотал он, когда компания практически подошла к зданию.
Хаук огляделся. Вокруг верфи собралась толпа и весело улюлюкала, показывая пальцами на крышу. Натаниэль поднял взгляд, и. Прищурившись, рассмотрел на крыше фигуры своих солдат.

— Отличная у нас команда, кэп, — усмехнулся де Орте, проследивший за его взглядом.
Сквозь толпу попытался пробиться человечек небольшого роста с заметным кровоподтёком на левой скуле.

— Пропустите, — вопил он, расталкивая всех локтями, — да пропустите же!

Ле Гран, которого человек толкнул последним, поднял его за воротник сорочки, оттащил за пределы толпы и процедил, поставив на землю:
— Стой здесь.
— Но я…

Джеймс многозначительно взглянул на парня и вернулся к друзьям.

— Так что тут творится? – поинтересовался де Орте, наблюдая за тем, как матросы затащили на крышу верфи якорь и с хохотом привязывали его к козырьку.

— Эти бравые парни, — поведал человек, стоящий рядом с Сэлом, — влезли на верфь и обнаружили на втором этаже тайник с ромом, ты представляешь? – его глаза заблестели и он уставился в одно из открытых окон.
— И?
— И они время от времени кидают бутылки в толпу! – радостно взревел мужчина и попытался пробраться поближе к зданию.

Де Орте протолкнулся к Хауку и ле Грану.

— А я всего лишь послал их за парусами, — пробормотал Натаниэль…
— Зато они… начал Сэл и запнулся: кто-то толкнул его в спину.
— Да дайте же мне пройти! – настойчивости паренька не было предела. Джеймс вздохнул, стукнул его рукоятью пистолета в висок и положил бессознательное тело в тенёк, подальше от толпы.
— Кэп, когда мы собирались отплывать? – спросил де Орте и тут же добавил, — Смотрите!

Из окна второго этажа под вой толпы вылетела бутылка с ромом. Часть народа сразу ринулась к месту предполагаемого падения. Наиболее ловкий страждущий подпрыгнул, поймал в воздухе склянку и радостно завопил, после чего был молниеносно сбит с ног подбежавшими товарищами, нещадно бит и лишён своего честно пойманного сокровища.

Один из матросов наконец-то заметил в толпе Хаука и завопил:
— Кэп! Мы достали паруса! – в подтверждение своих слов он попытался скинуть вниз большой кусок парусины, но запутался в нём и под встревоженный вздох толпы свалился вниз.

Натаниэль подошёл к матросу, помог ему подняться и поинтересовался:
— Ты цел?
— Конечно, — матрос пару раз звучно хрустнул шеей, заставив вздрогнуть стоящих рядом, и повторил: — Кэп, у нас есть паруса.
— Я вижу, — одобрительно кивнул Хаук, — а как…
— Да дайте же мне пройти!!! – крик затих в толпе, и, к радости Джеймса, пока не повторялся.

Из окна вылетели одновременно две бутылки, заставив толпу отхлынуть от здания.

Де Орте уселся на освободившуюся скамью, стоявшую прямо у входа, и произнёс:
— Предлагаю забрать паруса и вернуться в таверну, кэп.
— Хорошая идея, — ответил Хаук, посмотрел на раскачивающийся высоко над входом якорь и хотел что-то сказать, но матрос перебил его:
— Я могу пойти в таверну и велеть остальным дождаться вас, — предложил он, с надеждой глядя на здание таверны.
— Ладно, Френк, — махнул рукой Натаниэль, — ждите нас в таверне.

Матрос кивнул и умчался к вожделенной цели.

— Ребята, — прокричал Хаук, — а ну выползайте оттуда все! Прямо сейчас.

Из окна второго этажа показался кусок корабельного каната, заспанный матрос проследил, чтобы конец каната коснулся земли, затем попытался быстро спуститься на нём, не меняя рук.

Через пару секунд такого спуска он вскрикнул, и, на лету потирая обожжённые ладони, рухнул вниз.

Джеймс двинулся к нему, но тот знаком дал понять, что всё в порядке, поднялся и принялся отряхиваться.

Идея подобного спуска показалась заманчивой ещё одному временному обитателю второго этажа. Он взялся за канат, лихо перекинул ноги через подоконник, через мгновенье с воплем разжал руки и свалился на мирно отряхивающегося друга.

— Джек, ты в порядке? – поинтересовался он. – Если бы не ты, я бы упал на землю… спасибо, друг.

Джек с трудом поднялся, выругался, вызвав искренние аплодисменты толпы, и, прихрамывая, удалился отряхиваться подальше от верфи.

Хаук хотел зайти внутрь, как вдруг кто-то неуверенно похлопал его по плечу.
— Простите… позвольте мне пройти.
Натаниэль удивился живучести паренька и поинтересовался:
— Ты кто?
— Я, — парнишка утёр рукавом кровавые сопли, — я хозяин верфи.

Хаук ошеломлённо осмотрелся по сторонам в поисках хоть какой-то поддержки. Джеймс, присвистывая, скрылся в толпе, а сидящий на лавочке де Орте надвинул шляпу на глаза и притворился спящим.

Натаниэль вздохнул и спросил:
— Сколько мы должны за паруса?
— Паруса?!! – хозяин верфи обвёл взглядом здание, — Вам придётся заплатить и за ремонт!
Из верфи вышел последний матрос, подошёл к говорящим и предложил:
— Двести монет. Мы дадим тебе двести монет.

Де Орте подозвал Джеймса, и они оба принялись спорить, кто сильнее выпучил глаза – Хаук или хозяин верфи?

— Двести монет? – одновременно произнесли Натаниэль и парнишка.
— Да, — матрос незаметно подмигнул Хауку.
— Я согласен! – завопил хозяин и, не дожидаясь, пока матрос передумает, схватил мешочек с монетами и исчез в здании.

Де Орте, потянувшись на лавке, посмотрел вслед удаляющейся толпе и произнёс:
— Я впервые вижу матроса, который бы так легко расстался с такими деньгами.

Матрос напоролся на требующий объяснений взгляд Хаука и буркнул:
— Это его деньги…мы нашли тайник в стене второго этажа.

Хаук рассмеялся:
— Вот за что я люблю свою команду.

— Парни, конечно, молодцы, — констатировал де Орте, — но теперь нам надо убраться отсюда, и чем быстрее, тем… — Сэл замолчал и посмотрел на тыльную сторону своей ладони, на которой быстро увеличивалась горка опилок. Де Орте медленно перевёл взгляд наверх, и, заметив угрожающе раскачивающийся якорь, выругался:

— Вот чёрт! – де Орте отпрыгнул от лавочки и выронил пистолет, на который спустя мгновенье обрушился якорь.

Джеймс посмотрел на поднимающегося с земли Сэла, затем на якорь, вокруг которого медленно оседала пыль…

— Де Орте, — обратился к переводящему дух Сэлу Хаук, — Представь, если бы тебя сейчас зашибло. Что бы мы с ле Граном написали на надгробной плите?

— Может быть, — Джеймс почесал подборок, выражая крайнюю степень задумчивости, — «Доблестно погиб на суше от упавшего с небес якоря»?

— Спасибо, парни, я всегда в вас верил, — усмехнулся Сэл, — Так, хорошо, я встречу вас в таверне, мне надо зайти в магазин и купить пистолет взамен этому, — он указал взглядом на видневшуюся из-под якоря рукоять пистолета.

— А мне нужно посетить ростовщика перед отплытием, — объявил Джеймс.
— Увидимся в таверне, — отсалютовал Хаук.

 

 

Просмотров: 406