Вверх по туманной лестнице

Изображение - Copyright © Gene Guilmette
Изображение — Copyright © Gene Guilmette

 

Навеяно Амбером. Спасибо Роджеру за его книги.

— Ну, скоро там? Мне правда холодно, Рэй.

Ненавижу, когда он так делает. Не могу сказать, что не люблю его, это будет неправдой – во-первых, он мой младший брат и я вроде как обязан любить его, а во-вторых, погода и правда была отвратной. Это не было его виной, хоть и ходили слухи, что наша мать могла заклинать погоду, но я не думаю, что причиной этому чёртову дождю явился Джейкоб.  Он мог разве что вызывать осадки у себя под носом, чем сейчас и занимался.

— Скоро? – Повторил он, размазывая сопли по лицу.

Отлично. Если дядюшка подумает, что он простудился из-за меня, мне влетит. Всё, с меня хватит, больше не беру его на подобные прогулки.

— Рэээ-эээ-эээй, ну когда-а-а-а?

Ненавижу, когда он так делает.

— Потерпи, мы только что пришли, — сказал я, снимая серый шерстяной плащ (подарок дядюшки), и укутывая в него Джейкоба. Забавно, под вторым плащом он стал похож на маленький волосатый камень. На маленький, извергающий сопли волосатый камень.

Я не сдержался и хохотнул.

— Чего ты? – на всякий случай обиженно донеслось из-под двух плащей.

— Ничего. Не мерзни, — я отломил ему кусок сыра, заодно достав из мешка баклажку с водой. Из-под плащей донеслось довольное чавканье, которое быстро сменилось очередным вопросом:

— Скоро?

Мда. Знакомьтесь, мой брат Джейкоб. Непредсказуемый оригинал.

Нетерпение Джейкоба вполне можно понять. Ему только двенадцать лет, на днях дядюшка подарил ему короткий меч, чему были рады, казалось, они оба. Пока Джейкоб не располосовал любимый дядюшкин гобелен, изображая из себя Величайшего Воина С Величайшим Мечом, размахивая мечом с завидным упорством. Мой братец только начал входить в ту пору, когда кажется, что ты наконец-то повзрослел, тебе открываются новые двери и ты должен успеть оббежать все возможные миры, будто у тебя на это один день. Хм. Погляжу я на него в четырнадцать.

Так или иначе, он напросился идти со мной, когда узнал, что этой ночью я собираюсь  посетить Тир-На-Ногт.  Джейкоб излучал нездоровый энтузиазм, взял с собой свой меч (конечно, куда ж без него Великим Охотникам На Гобелены), и пообещал мне не ныть, если в дороге будет тяжело или если придётся долго ждать возможности попасть в город. Он правда держался, почти не канючил в пути, хотя было видно, что меч он тащит через силу (следи за нами враги, они нашли бы нас по полосе, оставленной на дерне кончиком меча братца). Но стоило нам подняться на вершину горы и просидеть минут пять, как он начал ныть.

— Рэй, а теперь скоро?

Ну вот. Опять. Я говорил, как я ненавижу это?

— Скоро, скоро, — буркнул я, ёжась от холода. – Смотри лучше, какой вид открывается.

Не знаю, куда смотрел он, а я дал взгляду разбежаться на всю. Хотя сейчас было немного за полночь и не было видно всего, что можно узреть с горы днём, я всё же различал не только ведущие вниз каменные ступени, но и залитые серебристым светом ветви деревьев у подножия лестницы. Честно говоря, я и сам надеялся, что всё пройдёт быстрее, но, как я уже говорил, погода была отвратная и на небе ещё с середины дня осталось несколько туч, вяло плывущих на Запад и периодически закрывающих Луну полностью.

Я вздохнул и устроился на камне поудобнее. Я был в Тир-На-Ногте лишь раз, около года назад, но тогда это путешествие возымело немного не тот эффект, которого я бы хотел. После попадания в город меня, понятное дело, обуяла эйфория и я стал казаться себе чем-то более значимым, чем раньше, чуть ли не полубогом, и это стало фатальной ошибкой. Я перестал концентрироваться и обращать внимание на детали, и чуть не пропустил момент, когда тучи на долгое время закрыли Луну и город начал медленно исчезать. Меня обуял истинный ужас, я вдруг представил, что город исчезнет и я останусь тут, буду призраком Города-На-Небе, наказанным за свою беспечность. Спасло лишь то, что тогда я не успел далеко отойти от Лестницы.

Всё это время я испытывал благоговейный страх перед этим городом, ещё дважды пытался подняться туда, но оба раза спускался вниз, домой, едва свет Луны вычленял из реальности очертания ступеней. Итак, то, что я сейчас тут, говорит о том, что мой крестовый поход против моего же страха неудачи начался.
Джейкобу было интересно просто увидеть, как появляются ступени. Я ни за что бы не взял его с собой наверх – это запретил дядя, ну и мне не нужна была лишняя помеха наверху.

— Помнишь, о чём мы договорились с дядей? – На всякий случай спросил я.

— Ага. – Он попытался встать, запутался в двух плащах и чуть не полетел кубарем с лестницы, но я вовремя подхватил его и усадил на камень.

– Спасибо, — продолжил он, как ни в чём не бывало. – Я помню, Рэй. Мы идём на гору, ждём появления прозрачного города, ты идёшь туда на чуть-чуть, а я жду тебя внизу. Правильно?

— Правильно, — кивнул я и подошёл к трём каменным ступеням, уходящим в небо. Мне показалось, что я заметил мерцание, я встал коленями на вторую ступень и начал осматривать верхнюю.

Точно. В лунном свете медленно начинала проявляться четвёртая ступень, словно опасливо высовываясь из тумана. Я положил на неё ладонь, ощутил влажный холод и небольшое сопротивление. Я надавил сильнее, моя рука по запястье ушла в ступень, словно в кисель. Почему-то подумалось, что сейчас ступень материализуется полностью, моя рука врастёт в затвердевший камень, и я буду тут внизу сидеть как дурак с ладошкой в камне, глядя на Тир-На-Ногт снизу вверх. Да я даже подзатыльник брату дать не смогу!

Последняя мысль ужаснула настолько, что я мигом выдернул руку из ступени, ещё раз осторожно проверил её на прочность и решил дождаться, пока она затвердеет.

— Джейкоб, — подозвал я брата, — дуй сюда, только осторожно.

Он не заставил себя ждать и тут же очутился около меня, шмыгнул и спросил:

— Что?

— Смотри.

Я пропустил его вперёд, на третью ступень, и тут же услышал восторженное “Ух ты!”.

— А почему она такая бледная? – спросил он.

— Потому что ступени появляются только при лунном свете, а сейчас на небе туч полно. – Я бросил укоризненный взгляд на небо, ожидая хоть какого-то изменения.

Джейкоб чихнул, и изменения не заставили себя долго ждать. Луну закрыло маленькое облачко, ступень поблекла ещё сильнее, и через неё всё отчетливее проглядывал край третьей ступени и скудная трава у нас под ногами.

— А-а-а, куда делась ступенька? – захныкал Джейкоб и поводил руками там, где только что была ступень.

— Всё ты, расчихался тут. – Я дождался, пока облачко унесет ветром, подвинул брата и сел около него. Ступень снова начала вырисовываться.

На всякий случай я глянул на небо. Вроде бы, все тучи довольно далеко от Луны. Ну, наконец-то.

Сердце у меня забилось сильнее, как будто перед ответственным испытанием, когда на тебя смотрят все, ждут от тебя успеха, подбадривают. Будто не понимают, глупые, что только мешают своим шумом и прочим. Я со смешанными чувствами стоял и смотрел, как вырисовывается пятая, шестая ступени, словно напиваясь холодным лунным светом, начинает казаться, что лестница всегда была такой, а не состоящей из трёх ступенек. Брат бормотал что-то удивлённо-восторженное, опасливо касаясь ступеней рукой.

Я вытащил из кармана монетку и бросил её примерно на десятую от нас ступень. Монетка звонко звякнула, ударилась о край следующей ступеньки и начала свой спуск примерно до седьмой, откуда потом свалилась в траву.

Убедившись, что ступени почти готовы, я отчего-то взволновался ещё больше и посмотрел наверх. Казалось, мой взгляд пронизывает мощёную мостовую, и уже через неё видит очертания домов, улиц, людей.

Люди. Они ещё в первый мой визит наверх казались мне странными. Не только из-за призрачного вида, а оттого, что в каждом из них было что-то невысказанное, словно я должен был одёрнуть кого-то и узнать что-то важное. Но тогда для меня важнее была своя шкура.

— А можно я тоже пойду? – неуверенно пискнул Джейкоб, демонстрируя мне свой меч и умение держать его обеими руками.

— И думать не смей! Будешь сидеть тут и ждать меня. Или можешь идти домой. Ну-с?

— Я вот тут, на камешке, — смирился со своей участью брат и сел на камень, зачарованно глядя то на ступени, то на город наверху. Мне стало его жаль, я подошёл к нему, взъерошил волосы и стукнул по мечу. Сталь отозвалась тихим звоном.

— Эй, не грусти, — он поднял на меня свои глазищи. Я снова вспомнил, как же сильно он похож на мать, и грустить начал я.  – Джейкоб, я бы взял тебя наверх, но там может оказаться опасно, прости. Вот в следующем году пойдём вместе, ладно?

— Правда? – Он встрепенулся, утёр нос и вопросительно глядел на меня.

— Правда, — тихо сказал я, хотя не знал, вру я ему или нет.

— Спасибо! Дай мне ещё сыра.

Я улыбнулся, сунул ему в руки наш мешок с едой, проверил свой меч и ещё раз взглянул на небо. Ни облачка. Что бы там ни было, а времени у меня сегодня будет предостаточно.

— Ну, я пошёл, — сказал я скорее себе, чем ему. Он что-то пробурчал с набитым ртом и помахал рукой, затем жестом показал, что будет сидеть здесь.

Я пытался собрать свои чувства и желания в единое целое, чтобы хоть немного успокоиться. Мне было до жути страшно вновь оказаться в такой же ситуации, что и год назад, и я был одновременно зол на себя, что стою тут и не могу решиться на несколько шагов, в то время как мой двенадцатилетний брат сидит сзади и бесстрашно поглощает сыр. Почему-то подумалось, что он бы побежал наверх чуть ли не бегом, пусти я его.

Подходя к первой ступеньке, я снова заметил слабое мерцание воздуха перед ней. Странно. Первые три ступеньки были настоящие и не могли исчезнуть. Я помотал головой, шагнул вперёд…

…и в упор столкнулся с появившимся на первой ступени человеком. Он резко выхватил саблю, но, увидев перед собой меня (а на заднем плане, вероятно, моего брата с глазами размером с блюдца), тут же расслабился и опустил оружие.

Я заметил, что всё это время в другой руке он держал светящийся прямоугольник. Кажется, бумажный.

— Я у лестницы, город появился, — сказал он бумажке, выслушал ответ, и кивнул.

— Парни, вы ведь не хотели сейчас наверх, правда? – Не дав мне ответить, он продолжил, пока я рассматривал его тёмно-серую одежду и странную заколку плаща. — В любом случае, Тир-На-Ногт – не место для игры в прятки. Тем более — сейчас. Скоро там станет жарко.

Он снова посмотрел на бумагу.

— Ты готова? Если что – вытаскивай меня оттуда.

Той же рукой, что держал карту, он поправил длинные тёмные волосы, лежавшие чуть ниже плеч, и уверенно шагнул на лестницу.

Я стоял, не двигаясь, и смотрел в прямую спину человеку, который шаг за шагом оказывался ближе к Городу-На-Небе, ближе к какому-то опасному, но очень важному и захватывающему делу. Я отчётливо почувствовал себя Джейкобом.

Тот, проводив взглядом незнакомца, поёжился и посмотрел на меня.

— Пойдём домой? – попросил он. – Поздно уже, и я замёрз.

Я молча кивнул, помог ему встать с камня, закинул за спину мешок с едой, оставив брату ещё кусок сыра и пару бутербродов, и пошёл вниз по лестнице первым, держа его за собой на случай падения.

Человек с саблей и серебряной застёжкой был сейчас в самой гуще каких-нибудь событий, которые, возможно, решали судьбу мира, а я спускался по лестнице вниз с горы, ведя за собой младшего брата, который начинал зевать.

Ну и пусть они пока творят историю и собирают награды.

А мы с братом завтра встанем пораньше и сделаем ему крепкое деревянное чучело, чтобы он мог отрабатываться удары мечом на чём-то, кроме гобеленов.

И когда-нибудь мы всё равно поднимемся в Тир-На-Ногт и совершим свой подвиг.

В конце концов, мы ещё молоды.

Джейкоб чихнул.

Просмотров: 55